Попытка похищения самоцветного камня. Приготовление зелья Арилом.

В землях урских лихие люди, сподвижники былого князя, прослышали о камне самоцветном, что Морей водрузил у всех на виду. Думали они, что сила в камне том имеется, чтоб господина свого, Шена, пробудить, и тайком, ночью, направились, чтоб похитить вещь драгоценную. Было невдомёк им, что таится внутри самоцвета.

Глубокой ночью пробрались трое на лодке железной, что по небу летала, ако по морю. Решил один из них камень драгоценный забрать и протянул руку. Двое друзей сидели, ухмылявшись и дивясь тому, что князь урский не приставил охрану к сокровищу.

В один миг вспыхнуло полымя, ослепив неудачливых грабителей и лишив их дара речи, сковав по рукам и ногам. Так и остались уры сидеть в лодке подле колонны.

***

Обернувшись плащом, сын Одина, Аркон, вместе с другом своим Мираном вмиг очутились средь чащи леса густой, неподалёку от места, названного старцем седовласым.

Арил уж поджидал учеников своих подле ручья. День светлый освещал край опушки. Мудрец сидел на выкорчеванном и перевёрнутом пне, опираясь на свой посох.

Поклонившись ему, юноши слушали его рассказ.

***

Старец, что вбирал в себя Леля и Мера, размерено шагая, поднимался по ступеням, кои вели к терему золочёному. На крыльце хозяин с хозяйкой уж заждались гостя.

На верху, за столом дубовым в форме круга, заседали все четверо правителя Белозёрских – Перун, Сура, Семаргл и Один. Старец немедля поднялся ко всем.

Ерем вынес кувшин с душистым отваром из трав, аромат которого развеялся по всей зале. Всела разлила напиток в небольшие чарки. Часть трав была собрана на Раде луне, а другая во Мирград Земле, в местах чистых и светлых.

Гости говорили долго о смутах, что тут и там возникали в государствах разных и о людях скверных, что питались от души тёмной Кожана, коя раскололась на множество частиц. Не было уж таким тяжёлым положение и могли все находившиеся в зале расправиться со смутьянами в два счёта, да всё ж знали, что помимо осколков души Кожана тёмной, пребывает Душа Яра светлая в каждом из людей. Ожидали возвращения Аркона и питали надежды, связанные с этим молодым парубком.

Испив немного зелья душистого, старик, что вмещал в себя души Мера и Леля, поведал всем присутствующим, что сила великая, привезённая Киром из мира иного, пребывает во Мирград Земле на острове Буяне, и что доселе не ясны намерения силы той.

Подумав, все решили немедля кликнуть Кира да разузнать у него - что по чём. И коли придётся обманом привезти его, то не будет соромно за это никому, ведь неизвестность не откроет глаза на решение вопроса.



Ерем вызвался привезти князя буянского и, не долго думая, направился во хоромы светлые княжеские, выпархнув из оконца птахой малой.

***

Растворив ставни на окнах, Морей глянул в окно. Увидев лодку, что по небу летала, подле колонны и Камень Самоцветный, что на своём месте пребывал целый и невредимый. Велел слугам привезти к нему воров дерзких.

Едва очутившись во хоромах князя Морея, зашевелились уры - зрение вернулось и дар речи. Взмолили о пощаде. Велел князь, признав в них сторонников Шена, бросить их немедля в темницу. А после, когда снова стало тихо вокруг, и все жители города уже спали, надел он сапоги железные, что носили хозяина по небу, и направился к камню самоцветному проверить, как Дух Земли малой живёт-поживает, и не побеспокоил ли его ночной визит гостей незваных.

***

Арил громким голосом рассказывал о снадобье заветном, что в любом пробуждало силы души. Но не было трудным его приготовление, чему подивились Аркон с Мираном. Открыв свою суму, зачерпнул слепой старец в ручье водицы студёной и велел развести огонь двум его ученикам - те с усердностью принялись за дело и, немного погодя, уж пылал костёр небольшого размера, но такого, чтоб хватило вскипятить воду, что в котелке.

***

Едва был слышен шелест прибоя за стенами хором княжеских на Буяне. Кир и его супруга Ория сидели за столом дубовым и вкушали сладость плода, привезённого с далёкой Землюшки князем. Вдруг, на край стола уселась птаха малая, а через миг обратилась уж Еремом. Были оба рады гостю.

Предложив отведать плода сочного, Кир протянул ломоть мякоти, отхваченной на скорую руку.

Ведал о плодах тех Ерем. Поблагодарив хозяина, пригубил он мякоть сочную, а ещё через миг, опустил к себе в рот. Хоть и пролежал фрукт время достаточно долгое, всё ж таял внутри, словно лёд, источая дивный аромат и насыщая утробу.



Струйка сока потекла вниз по бороде Ярова сына. Тут услужливый порученец Лет протянул ему сукно, вроде рушника, что сейчас найти можно в любом жилище.

Заметил Ерем блеск света в глазах у слуги, да был тот свет знаком ему. Поблагодарил его в ответ, сдержав своё удивление, да поинтересовался, как здоровье князя и княгини?

Те рассмеялись в ответ, и Кир рассказал о приезде Морея и о его подарке – птенцах малых, что за много вёрст в мгновение ока донести хозяина своего могут.

Выказав удивление и восхищаясь подарками, Ерем предложил князю прогуляться в саду, что прилегал к хоромам.

***

Взывал Морей к Духу с Земли малой, вертя в руках Камень Самоцветный. Через миг услышал словно голос внутри себя. Был то Дух и говорил он, мол, вселил он сущность свою в трёх грабителей дерзких, что упрятаны были в темницу, да велел их отпустить на все четыре стороны, уверяя, что нет в том опасности.

Морей тотчас весточку послал, и стражники освободили трёх лиходеев.

Поведал Дух также, что через время малое вернутся все трое ко двору да будут служить верой и правдой новому господину Морею.

Подивился князь урский услышанному, но уговор есть уговор. Водрузил самоцвет на прежнее место, а сам собрался на одну из Земель дальних, в которой пребывал, читая книгу железную, позвав с собой Мизиду. Пожелал отдохнуть от суеты мирской да повстречать друзей старых, что были ему опорой во времена смутные. Немедля отправился в дорогу.

***

Склонившись над костром, трое смотрели на бурлящую в котелке воду.

Арил вынул из сумы крапиву, горсть ягод сушёных, что нынче можжевельником кличут, да велел Аркону с сотоварищем своим нарвать свежих листьев мяты – то был рецепт зелья.

Бросив вначале ягоды, старик произнёс три слова – ЖИВО, ЗДРАВО, СВЕТЛО. Затем размял меж ладоней стебель крапивы с листьями колючей. Опустив его в бурлящую воду, повторил слова сызнова.

Когда подоспели листья мяты, выбрав самые малые из них, скатал их меж ладоней в шар небольшой, зажав плотно, пока не полился сок. Опосля, стряхнул всё с рук, произнеся вновь слова.

Подождав немного, достал причудливый кувшин из сумы, словно из глины, да был тот весь прозрачный и коли уронишь то не разобьёшь. Положив поверх горла кувшина небольшое ситице, вылил содержимое так, что ни один листочек, ни одна ягодка, не попала внутрь склянки. Опосля, листья и ягоды бросил в огонь, кувшин поместил в суму да велел парубкам ждать, пока ярило взойдёт сызнова, начиная новый день.

Все трое перебрались на высокий уступ, за которым начинался обрыв.


porodorazrushayushij-instrument-dlya-sploshnogo-bureniya-skvazhini.html
porog-rentabelnosti-v-operacionnom-analize.html
    PR.RU™